Я не знаю иных признаков слабости, кроме доброты (с)
06.06.2010 в 14:41
Пишет Sugrilinn:

Все о катане
Катáна (яп. 刀?) — длинный японский меч (дайто). В современном японском слово катана также обозначает любой меч. Катана — японское чтение (кунъёми) китайского иероглифа 刀; сино-японское чтение (онъёми) — то:. Слово обозначает «изогнутый меч с односторонним клинком». По форме катана напоминает саблю, однако рукоять у него не загнута в противоположную от лезвия сторону, как у классической сабли. Наиболее существенное отличие катаны от сабли заключается в технике его использования: это может быть как одноручный, так и двуручный захват (с преобладанием последнего), в то время как стандартная сабля держится одной рукой и потому требует использования иной техники боя.





История развития


Катана появилась в XV веке как следствие эволюции тати (яп. 太刀?) и использовалась с конца XIV века (ранний период Муромати) как традиционное оружие самурая, прежде всего в комбинации (дайсё, яп. 大小. букв. «большой-малый») с коротким вакидзаси (яп. 脇差, кит. 小刀 сёто, букв. «малый меч»). Катана во многом похожа на более ранний китайский меч мяо дао. Подлинную японскую катану легко узнать по линии закалки (хамон, яп. 刃 文 ), объясняющейся применением специальной техники ковки и закалки, а также рукояти (цука, яп. 柄 ), обтянутой кожей ската и обвитой шелковой лентой. Для обтяжки также применялась обычная кожа. Резные рукояти из твердого дерева или слоновой кости встречаются только у декоративных и парадных мечей. Лезвие катаны состоит как минимум из двух разных сортов стали: вязкого для основы (сердцевины) и твердого для режущей части. Оба компонента сначала очищались путем многократного сложения и сварки, прежде чем из них ковалось лезвие.
В узком смысле катана — изогнутый (режущей частью наружу) полуторный меч с лезвием длиной в два или более сяку (яп. 尺, 2 сяку приблизительно равны 60,6 см) и рукоятью различной длины. Вес 750—1000 г. Если длина лезвия менее двух сяку, то это вакидзаси, если менее одного сяку — кинжал (танто, айкути, хамидаси). Ножны для всех трех видов мечей называются сая; они делаются из дерева и покрываются лаком. Металлические ножны имеют только серийно изготовленные мечи XX века, однако и они оснащены деревянной подкладкой.


Ношение меча




Катана (сверху) и вакидзаси (снизу)

Катану и вакидзаси всегда носят в ножнах, заложенными за пояс (оби) под таким углом, который скрывает от противника длину лезвия. Это — принятый способ ношения в обществе, сформировавшийся после завершения войн периода Сэнгоку в начале XVII века, когда носить оружие стало больше традицией, чем военной необходимостью. Когда самурай входил в дом, он вынимал катану из-за пояса. В случае возможных конфликтов он держал меч в левой руке в состоянии боевой готовности либо, в знак доверия, в правой. Садясь, он клал катану на пол в пределах досягаемости, причем вакидзаси не снимался (его самурай носил в ножнах за поясом). Монтаж меча для ношения на улице называется косираэ, сюда входят лакированные ножны сая. В случае отсутствия частой необходимости использовать меч, его хранили дома в монтаже сирасая из необработанного дерева магнолии, защищающем сталь от коррозии. Некоторые современные катаны изначально выпускаются в этом варианте, при котором ножны не покрываются лаком и не декорируются. Подобный монтаж, в котором отсутствовала цуба и другие декоративные элементы, не привлекал внимания и получил широкое распространение в конце XIX века после императорского запрета на ношение меча. Создавалось впечатление, что в ножнах не катана, а бокуто — деревянный меч. В XX веке появились замаскированные мечи, по конструкции схожие с западными шпагами-тростями: лезвие меча покоилось в ножнах, имитирующих посох из бамбука или дерева.
Вплоть до раннего периода Муромати на вооружении состоял тати — длинный меч, который носили на портупее лезвием вниз. Однако начиная с конца XIV века он все более вытесняется катаной. Она носилась в ножнах, закрепленных на поясе с помощью ленты из шелка или иной ткани (сагэо). Вместе с тати обычно носили кинжал танто, а в паре с катаной — вакидзаси.


Изготовление


Изготовление катаны состоит из множества этапов и может длиться до 6 недель. В начале куски стали сорта тамахаганэ складываются вместе, заливаются глинистым раствором и посыпаются золой. Это необходимо для удаления из металла шлака, который в процессе плавления выходит из него и впитывается глиной и золой. После этого куски стали раскаляют, чтобы дать им соединиться друг с другом. Затем полученный блок проковывают молотом: его расплющивают и складывают, затем снова расплющивают и опять складывают — и так до 12 раз. Таким образом углерод распределяется равномерно в заготовке, благодаря чему твердость клинка в каждом его участке будет одинаковая. После этого этапа количество слоев стали достигает 30 000. Далее в блок из тамахаганэ требуется добавить более мягкую сталь, чтобы меч не сломался при больших динамических нагрузках. В процессе ковки, длящейся несколько дней, блок вытягивается в длину. После этого наносится слой жидкой глины — для предотвращения перегрева и окисления. На режущей части клинка формируется рисунок — хамон. Далее следует закалка: меч раскаляется и быстро охлаждается, вследствие чего атомная структура кристаллизуется и меч приобретает чрезвычайную твердость. Теперь он готов для полировки. После полировки и декорирования рукояти, на которое уходит еще несколько дней, катана готова.


Сталь


По традиции японские клинки делаются из рафинированной стали. Процесс их изготовления уникален и обусловлен применением железного песка, который очищается под воздействием высоких температур для получения железа с более высокими показателями чистоты. Из железного песка добывается сталь. Раньше процесс осуществлялся в печи татара (прямоугольной сыродутной печи). Песок по составу неоднороден, доля углерода в нем колеблется от 0,6 до 1,5 %. Для клинка же требуется сталь с неизменным процентом углерода (приблизительно 0,6—0,7 %). Чтобы полностью очистить металл и добиться требуемого и равномерного содержания в нем углерода, была разработана специальная техника складывания, высокая эффективность которой сопоставима с ее трудоемкостью. Особенностью железного песка является низкое содержание серы и фосфора, которые способствуют сегрегации (нарушению кристаллической структуры стали) и потому нежелательны. По той же причине во время ковки используется малосернистый древесный уголь.
Сначала стальные осколки перековываются в слитки, которые в свою очередь раскаляются, складываются по длине и ширине и посредством ковки снова возвращаются к прежней форме.
В процессе ковки происходит угар стали, вследствие чего металл теряет в весе. Одновременно из-за окисления уменьшается доля углерода. Для контроля над этими процессами во время ковки соединяются слитки с разным содержанием углерода. После многократного сложения стали образуются многочисленные тончайшие слои, которые после специальной полировки и заточки становятся заметны на поверхности лезвия.
Данная методика служит исключительно для очистки стали, достижения однородности ее структуры и регулирования содержания углерода. Мнение, что хорошая катана должна состоять из как можно большего числа слоев стали, ошибочно. В зависимости от качества тамахаганэ и желаемого процента углерода слиток перековывается от 10 до 20 раз. При десятикратном сложении получаются уже 1024 слоя, при двадцатикратном — более миллиона слоев. Кузнец (как, например, Канэнобу или кто-то из его рода) повторяет цикл столько раз, сколько необходимо для получения однородного слитка с требуемыми характеристиками. Излишнее растягивание этого процесса размягчает сталь и ведет к дальнейшим потерям металла из-за угара.

У заводских катан времен Второй мировой войны сталь обычно содержит от 95,22 до 98,12 % железа и 1,5 % углерода, благодаря чему сталь имеет высокую твердость. Дополнительно в ней содержится некоторое количество кремния, придающего клинку высокую гибкость и высокую ударную вязкость. В умеренных количествах (в зависимости от места добычи сырья) могут присутствовать медь, марганец, вольфрам, молибден, а также случайные вкрапления титана.
Не всякая сталь годится для изготовления меча. Оригинальный кованый меч сделан, в отличие от дешевых копий, не из нержавеющей стали класса 440А, то есть инструментальной стали, полученной путем прокатки, имеющей твердость по шкале Роквелла 56 HRC и непригодной как материал для катаны. Кроме того, настоящий меч не имеет волнообразной заточки, гравировки или протравки, имитирующей хамон. Степень твердости, свойственная оригиналам, достигается только путем специальной обработки металла (см. мартенсит). В процессе ковки также формируется кристаллическая структура стали. Закалка режущей стороны до 62 HRC в сочетании с эластичностью гарантирует высокое качество японских клинков. Благодаря высокой твердости (60—62 HRC) меч долгое время сохраняет остроту. Исключительная режущая способность в направлении, перпендикулярном продольной плоскости лезвия (в отличие от резки в продольном направлении — наподобие пилы, которая двигается вдоль своей продольной оси), принцип которого задействован также в процессе бритья, то есть когда лезвие двигается под прямым углом строго перпендикулярно своей плоскости, объясняется использованием чистого карбида железа, благодаря которому при заточке достигается очень малая толщина лезвия без зазубрин. Карбид железа (цементит) образуется, как правило, в ржавеющей стали, в то время как высокотехнологичная нержавеющая сталь не дает такого гладкого лезвия без зазубрин. Однако эти микроскопические зазубрины превращают лезвие в подобие миниатюрной пилы, что является преимуществом такого оружия при условии применения соответствующей техники боя. Уже викинги в эпоху раннего Средневековья искусно владели техникой многослойной проковки стали для мечей; в ходу были весьма эффектные дамасские клинки, по форме не имеющие ничего общего с японскими. Франки также изготавливали хорошую сталь, которая не нуждалась в складывании для достижения однородности. В плане технологического сталелитейного и кузнечного процесса, нацеленного на требуемые свойства материала, и особенностей обработки поверхности японские стальные изделия не имели сходства с европейскими, что обусловлено принципиально разными боевыми техниками и различиями в конструкции доспехов.


Конструкция




Вершина катаны

Перед кузнецом, изготавливающим меч, издавна стояла задача создать оружие острое и одновременно долгое время сохраняющее боевые качества, не теряющее остроты, не ржавеющее и не ломающееся. В зависимости от содержания углерода в стали и закалки у него мог получиться меч с высоким показателем мартенсита, следовательно, очень твердый и долго сохраняющий остроту, однако хрупкий и ломкий. И наоборот, клинок из более мягкой стали затупляется быстрее.
Данное затруднение преодолевается путем применения многослойной конструкции. В традиционной технике внутренний слой изготавливается из низкоуглеродистой стали и покрывается твердой высокоуглеродистой сталью, которая образует верхний слой: кузнец складывает U-образно длинный узкий брусок твердой стали и вваривает в него брусок из мягкой стали. Из полученного комбинированного бруска выковывается заготовка меча, причём закрытая сторона «U» впоследствии станет лезвием. Такая комбинированная заготовка больше не подвергается складыванию.
В других конструкциях встречаются иные сочетания: например, твердая сталь вкладывается в U-образную заготовку из мягкой стали, либо твердая сталь лезвия комбинируется с мягкой сталью задней стороны и сталью средней твердости, из которой изготовлены две дополнительные боковые вкладки. Встречаются многочисленные усложненные техники, впрочем, не гарантирующие более высокого качества. Они практикуются большей частью кузнецами невысокого класса, которые таким образом стремятся обойти трудный процесс закалки.
Очень короткие клинки иногда делаются из одного вида стали (мономатериал).



Структура меча

Более крупные образцы требуют усложненной конструкции.



Мару — самая дешевая из всех конструкций, используемая также для танто или ко-вакидзаси; подобные одинарные клинки не подвергаются дифференцированной закалке и состоят из одного единственного сорта стали.
Кобусэ — упрощенная конструкция меча, которая из-за невысокой стоимости имела вплоть до Второй мировой войны широкое распространение в военных конфликтах, требовавших больших объемов оружия
Хонсаммай — наиболее распространенная конструкция. Боковые части усилены дополнительными пластинами из стали средней твердости. Меч отличается высокой прочностью и имеет то преимущество, что обратная сторона лезвия (обух) не закалена и не дает ему сломаться. На некоторых старых мечах заметны подобные следы от ударов.
Сиходзумэ — конструкция, похожая на хонсанмаи, у которой задняя часть лезвия защищена жесткой железной полосой.
Макури — упрощенная конструкция, у которой сердцевина из мягкого железа целиком спрятана в оболочку из твердой стали.
Вариха тэцу — простая, но очень гибкая конструкция.
Орикаэси саммай — слегка усовершенствованная форма хонсанмаи
Гомай — немного необычный вариант с сердцевиной из твердого железа, которую окружает средний мягкий слой, в свою очередь покрытый слоем твердой стали
Сосю китаэ — одна из наиболее сложных конструкций, имеющая семь слоев стали. Практиковалась кузнецом Масамунэ, считается образцовой работой.


Закалка


Так же как и западные кузнецы Средневековья, применявшие зонную закалку, японские мастера закаляют клинки не равномерно, а дифференцировано. Зачастую клинок изначально имеет прямую форму и получает характерный изгиб в результате закалки, дающей лезвию твердость 60 по Роквеллу, а задней части меча — лишь 40 единиц. В основе закалки лежит изменение кристаллической структуры стали: за счет быстрого охлаждения раскаленного металла (обычно оно происходит в ванне с водой) аустенит превращается в мартенсит, имеющий больший объем. Из-за этого режущая часть меча растягивается и меч изгибается. Изогнутый меч имеет то преимущество, что он лучше режет и обеспечивает более эффективный удар. Поэтому такой тип получил широкое распространение.



Схематическое изображение лезвия катаны в разрезе

Перед закалкой меч покрывается смесью из глины и угольного порошка (могут содержаться и другие ингредиенты). На лезвие наносится более тонкий слой, чем на другие участки меча. Для закалки лезвие нагревается сильнее, чем задняя часть. При этом важно, чтобы, несмотря на разницу температур (например, 750—850 °C), меч в поперечном сечении и обратная сторона нагревались равномерно. Во время охлаждения в теплой воде лезвие, нагретое сильнее остальных частей, остывает быстрее и получает более высокое содержание мартенсита, чем другие участки меча. Граница этой узкой зоны (хамон) хорошо заметна после закалки и полировки меча. Она представляет собой не линию, а довольно широкую зону.
Некоторые кузнецы придают хамону более замысловатую форму, нанося глину волнообразно, неравномерно или узкими косыми линиями. Полученный таким образом рисунок хамона служит для идентификации принадлежности меча к определенной кузнечной школе, но, как правило, не является показателем качества. Можно встретить весьма высококачественные клинки с прямым, шириной не более миллиметра, хамоном, равно как и экземпляры с очень волнистым рисунком, считающиеся грубой работой, и наоборот. Хамон с множеством узких «волн» образует в мече узкие эластичные участки (аси), препятствующие распространению трещин в металле. Однако в случае образования поперечной трещины меч становится непригодным к использованию.
Варьируя длительность и температуру нагрева, предшествующего охлаждению, кузнец может добиться и других эффектов на поверхности меча (например, ниэ и ниой — характерные мартенситные образования различного размера).
За закалкой (нагревом и охлаждением) следует отпуск — нагрев закаленного изделия в печи с последующим медленным охлаждением. При температуре около 200 °C происходит снятие внутренних напряжений в металле, благодаря чему достигается необходимый баланс твердости и вязкости.
Термическая обработка — весьма тонкий этап в изготовлении катаны, и даже опытный кузнец может потерпеть здесь неудачу. В этом случае меч заново закаляется и отпускается. Однако процесс можно повторять лишь ограниченное число раз: если все попытки провалились, остается лишь выбросить неудачный клинок и приниматься за отливку новой заготовки.
Сочетание жесткого лезвия и эластичной основы придает металлу катаны чрезвычайную вязкость и одновременно долговременную остроту.


Полировка


После завершения своей части работы, к которой также относится и обработка поверхности при помощи сэн — инструментом, похожим на металлический скребок, кузнец передает меч полировщику — тогиси. Его задача состоит в том, чтобы заточить и отполировать клинок — сначала грубыми камнями, затем более тонкими. Работа над одним мечом на данном этапе длится около 120 часов. Тогиси не только затачивает меч, но и выделяет при помощи различных техник структуру металла на поверхности клинка, хамон, также хада, являющихся «кожей» изделия и дающих представление о технике ковки. Одновременно есть возможность устранить мелкие недостатки, возникшие в процессе изготовления.
Выше боевых качеств меча сегодня ценятся качество стали и эстетические свойства, достигаемые исключительно благодаря технологически верно проделанной полировке. При этом форма и геометрия клинка, которые придал ему кузнец, должны полностью сохраниться. Поэтому ремесло полировщика подразумевает также точное знание стиля того или иного кузнеца, а также кузнечных школ прошлых веков. Неопытные руки, неправильная заточка и полировка могут безвозвратно погубить меч.


Форма


Изгиб меча (сори), выполняемый в разных вариантах, не случаен: он сформировался в процессе многовековой эволюции оружия данного вида (одновременно с изменениями в снаряжении самурая) и постоянно варьировался до тех пор, пока в конце концов не была найдена совершенная форма, представляющая собой продолжение слегка изогнутой руки. Изгиб получается отчасти и из-за особенностей термической обработки: при дифференцированной закалке режущая часть меча растягивается больше, нежели задняя.
В пределах стандарта возможны множественные отклонения, зависящие отчасти от вкуса кузнеца и заказчика, отчасти от традиций конкретной кузнечной школы. Геометрия клинка диктуется и целью его применения: для сражения с противником в латах больше подходил клинообразный в сечении (и более прочный) меч, а в бою с незащищенным врагом эффективнее себя проявлял тонкий клинок, обеспечивающий хороший режущий удар.
Кузнец может наметить степень изгиба и его центр уже при ковке заготовки и подкорректировать их после закалки. Также меч может иметь равномерную толщину либо сужаться к концу, а сам конец (киссаки) может быть как длинным, так и коротким. Кузнец может придать рукояти меча (накаго) определенную форму, сделать заднюю часть лезвия округлой либо угловатой, выбрать форму линии закалки (хамон), а также определить структуру стали и ее оптику. На незакаленные участки меча могут быть нанесены бороздки и гравировки.
Все эти факторы оцениваются знатоками в том числе и с точки зрения эстетики.




Встречающиеся дефекты мечей




Существует множество дефектов, возникающих при ковке или неправильной обработке. Следует различать фатальные дефекты, делающие меч непригодным к использованию, и некритические, которые поддаются исправлению и/или лишь портят внешний вид изделия.
Наиболее типичные дефекты:
Карасунокути (からすのく ち ). Трещина в лезвии. Если трещина проходит примерно в параллельной плоскости, она делит закаленную и незакаленную части, и если это отражается на форме, то меч становится бракованным.
Синаэ (撓 え ). Незначительные дефекты в местах изгиба, возникающие вследствие усталости материала на этих участках. Проходят как правило перпендикулярно к клинку в той части, которая сделана из незакалённой стали. Не считаются серьёзными дефектами.
Фукурэ (膨 れ ). Включения из окалины или угля, оставшиеся после складывания стали, в основном — погрешности сварки. Обнажаются вследствие полировки и смотрятся чрезвычайно некрасиво. Портят красоту и снижают качество меча.
Кирикоми (切り込 み ). Зазубрина на задней части меча, возникающая при защите отбивом. Не является серьёзным дефектом. В процессе полировки, если ее производит компетентный мастер, зазубрины по возможности устраняются. На старых сточившихся мечах их оставляют как свидетельство того, что меч использовался в бою.
Умэганэ (埋め 金 ). Сделанная кузнецом заплатка, закрывающая какой-либо дефект. Умэганэ делают также с целью скрыть внутреннюю сталь, начинающую проступать после частых полировок.
Хагирэ (はぎ れ ). Появившаяся на линии закалки (хамон) зазубрина, а также сильный изгиб клинка может спровоцировать микроскопическую трещину — хагирэ. Зазубрина обычно хорошо заметна и не представляет большой опасности для меча, в то время как трещина, которую очень трудно разглядеть, является фатальным дефектом.
Хакоборэ (刃毀 れ ). Грубая цилиндрическая зазубрина, проходящая хоть и не через закаленную сталь, однако часто являющаяся причиной трещины.
Хадзими (はじ み ) Матовые участки, возникающие после многократной заточки. Меч теряет свой блеск. Часто встречающееся, но неопасное возрастное явление.
Ниой гирэ (匂切 れ ). Возможны две причины данного дефекта: линия закалки на границе с незакалённой сталью не имеет четко обозначенных контуров, однако закалка стали произведена правильно. Хороший шлифовщик замаскирует этот недостаток. Либо — фатальный дефект, когда линия закалки в определенном месте клинка отсутствует, что свидетельствует о плохой закалке стали на этом участке и, следовательно, недостаточной закалке меча в целом.
Мидзукагэ (水 影 ). Потемневший участок, как правило, на режущей кромке. Причиной может быть повторная закалка либо повторное охлаждение.
Синтэцу (心 鉄 ) (букв. «сердце металла»). Дефект от многократной полировки. Верхний слой стали, подчас всего в несколько десятых долей миллиметра толщиной, на определенном участке стёрся, и под ним проступают нижние слои металла. В этом случае говорят про «усталость» меча (см. цукарэ).
Цукарэ (疲 れ ) (букв. «усталость»)(на иллюстрации не показан). «Похудевший» вследствие частой заточки меч. Если клинок интенсивно используется, он требует регулярной заточки, которая «съедает» материал. Одновременно с заточкой лезвия должна корректироваться путем шлифовки форма меча в целом, это делается для сохранения его формы и пропорций.


Монтаж (косираэ)




За шлифовкой следует изготовление ножен (сая) и рукояти (цука) из магнолиевого дерева, довершающих комплектацию меча. Ножны в поперечном сечении могут иметь форму восьмиугольника (с угловатыми или закругленными краями), овала или эллипса. Рукоять закрепляется на хвостовике (накаго) с помощью конического клинышка из бамбука (мэкуги), продетого через отверстие (мэкуги-ана) в хвостовике. Отверстие ножен (койгути, «пасть карпа») обрамляется роговым или костяным завершением. Ножны и рукоять иногда оставляют без декоративной обработки (сирасая, «белые ножны»), в случае, если они используются только для хранения меча.
В варианте полного монтажа (косираэ) ножны покрываются лаком. Иногда используется кожа ската (самэ), инкрустация. С наружной стороны к ножнам крепится круглая скоба с отверстием (куригата), к которой привязывается шнур для фиксации меча (сагэо) — он делается из шёлка, шерсти или кожи. Боевые мечи могут быть оснащены специальным фиксатором, предотвращающим случайное выпадение оружия из ножен.
В полном монтаже катаны имеются следующие металлические части:
хабаки (муфта, крепящаяся на хвостовике под гардой и гарантирующая надёжную фиксацию меча в ножнах и одновременно фиксирующая гарду)
цуба (гарда)
сэппа (шайбы под цубой и над ней)
фути (муфта между цубой и рукоятью)
самэгава (покрытие рукояти из кожи ската или другого морского животного)
цука-ито (шелковая, реже кожаная тесьма для оплетки рукояти; для декоративных мечей может использоваться шерсть; в настоящее время часто применяют искусственный шелк)
мэнуки (декоративные вставки на рукояти под оплеткой)
касира или цука-гасира (колпачок на конце рукояти)
Украшаются фути, мэнуки и касира, как правило, одинаковыми узорами или на одну тему.
В комбинации дайсё (длинный меч в паре с коротким) украшения вакидзаси (короткого клинка) аналогичны декору катаны. Классический вакидзаси, кроме того, комплектовался маленьким ножом когатана с рукоятью (кодзука), а также шпилькой (когай), либо, как вариант, парой металлических палочек для еды, которые находились в ножнах рядом с мечом, будучи вставлены в соответствующие отверстия цубы. Шпилька служила чем-то вроде современного шила: с ее помощью ремонтировались подвижные части оружия и доспехов, выравнивалась оплетка рукояти.


Искусство владения мечом


Катана использовалась преимущественно как рубящее оружие, иногда как колющее, допускающее как двуручный, так и одноручный хваты. Старейшие школы искусства владения катаной берут свое начало в XV—XVI веках.
Основная идея японского искусства владения мечом (кэндзюцу) и базирующиеся на нем техник (таких как иайдо) заключается в том, что продольная ось меча во время атаки должна идти к цели не под прямым углом, а в вдоль своей плоскости, нанося режущие удары. Поэтому здесь уместнее говорить не об ударах — в том виде, в каком они свойственны западным техникам меча, — а о разрезах. Именно поэтому клинки имеют изогнутую форму.
Японский фехтовальщик Миямото Мусаси написал книгу «Горин но сё» («Книга пяти колец»), в которой он раскрывает свою технику двух мечей (нитэн-рю) и в эзотерическом ракурсе обосновывает ее. Работа с катаной и вакидзаси похожа на приемы эскримы (современное название — Arnis de mano). Кэндзюцу, практическое искусство фехтования мечом, переродилось в современный вид — гэндай будо. Искусство внезапной атаки и контратаки называется иайдо и является медитативной разновидностью боя, который ведется с воображаемым противником. Кэндо — искусство фехтования бамбуковым мечом (синай), при котором обязательно ношение комплекта защиты, аналогичного фехтовальному европейскому и состоящего из шлема с решеткой, закрывающей лицо, и доспехов. Данный вид фехтования на мечах, в зависимости от конкретного стиля (рю), может практиковаться как спортивная дисциплина.
В Японии до сих пор существуют многочисленные традиционные фехтовальные школы, которым удалось выжить после всеобщего запрета императора Мэйдзи на ношение мечей. Самыми известными являются Касима Синто Рю, Касима Син Рю и Катори Синто Рю.


Мифы и заблуждения


Японские кузнецы с давних времен пользовались большим авторитетом. Японский император Го-Тоба (1180—1239), освоивший искусство фехтования, поделил всех кузнецов империи на классы-ранги. Мастера первого класса пользовались особыми привилегиями. До сих пор известны имена мастеров Масамунэ, Мурамаса: их мечам приписывалась сверхъестественная сила, благодаря которой они были могущественнее других клинков. Позднее, во время Сёгуната Токугава периода Эдо, катана стала называться «душой самурая». Впрочем, значительные военные конфликты к этому времени в Японии уже завершились, и в новом государстве с жёстким сословным разделением самураи должны были оправдывать своё особое положение путем размежевания с низшими слоями.
Одно из наиболее часто встречающихся заблуждений утверждает, будто клинковая сталь складывается несчетное количество раз, и тем самым якобы объясняются свойственные ей превосходные качества. Однако здесь путают число произведенных складываний и количество слоев. Количество слоев равно 2n, где n — количество складываний. Например, заготовка, сложенная 6 раз, имеет 26 = 64 слоя, а при 20 складываниях — уже более миллиона слоев. Кроме того, на Западе считается, что одновременно складываются как железные, так и стальные бруски, из которых затем выковывается меч. На самом деле здесь ошибочно смешиваются два разных процесса: складыванию предшествует предварительный этап — рафинирование, то есть изготовление стальных слитков для лезвия и основы меча, которые затем свариваются, образуя заготовку для меча. Это заблуждение вызвано ошибочной аналогией с дамасской сталью, однако она изготавливается с применением совершенно иной техники.
Многократное складывание и последующая обработка нужны для достижения равномерного содержания углерода по всей длине клинка, так как изначально процент углерода в разных участках заготовки различен. Только так можно избежать появления трещин на мече и его поломки во время закалки и в процессе использования. Результатом этой обработки, её побочным продуктом, является выступающая на поверхности клинка структура стали (хада) — иногда она похожа на текстуру дерева (мокумэ-хада и итамэ-хада). Со временем была сделана классификация различных типов хада по видам рисунка (например, аясуги-хада, масамэо-хада), поскольку они являются важным критерием при оценке продукта.


Катана в СМИ


Начиная со второй половины 20-го века романтизация Средневековья, дальнего и ближнего Востока и в особенности японской культуры стала набирать популярность. Контакт с японской культурой на Западе осуществляется главным образом через аниме, мангу и японские фильмы; тем самым кинематографические самурайские поединки и дуэли героев аниме являются главным фундаментом представлений европейцев о Японии которые воспринимаются часто без всякой критики. В последнее время замечается тенденция глорификации японского кузнечного искусства которая значительно отразилась в научно-популярных документациях выпускаемых National Geographic, Discovery Channel, History Channel, в том числе и отечественном популярном формате «Военное Дело».
Известнее всего мнение, которое поддерживается многими специалистами-популяризаторами, что японский меч это абсолютная вершина кузнечного искусства в истории человечества. Это мнение однако не выдерживает никакой археологической, исторической и металлографической критики. Вышеуказанные составные японские клинки не представляют собой ничего «необычного» или «исключительного» так как археологами установлены кельтские клинки 5 века до.н. Э. (то есть почти на тысячу лет старше японских) состоящие из разных целенаправлено свареных сортов стали. Исследования римских гладиусов и римско-германских спат (главным образом клинки из Нидамской Находки) выявили сложные сварные стркутуры и селективную закалку многих мечей. Особенно сварные клинки раннего Средневековья изготовлены на очень высоком уровне мастерства. Это главным образом доказывают работы Штефана Медера который в рамках специального проекта вместе с японскими полировальщиками высших рангов отполировал европейские раннесредневековые клинки (два скрамасакса и одну сварную спату) по японскому методу. Результаты однозначно показывают что даже скрамасаксы германцев состояли из отлично рафинированой стали сложеной и прокованной ничуть не меньше чем японские стальные изделия. Также были выявлены как минимум два сорта стали и селективная закалка. Это доказывает что составные клинки из различных сортов стали, методы рафинации и селективная закалка никогда не было чем-то исключительно японским. Ближневосточные и центральноазиатские кузнецы владели всеми этими методами в такой же мере как и их европейские и японские коллеги. Мечи и ножи такого же качества как и в Японии производились в Европе со времён Римской Империи, то есть в то время когда я Японии только был начат процесс развития местной технологии сыродутной печи. С исторической и металлографической точки зрения превосходство японского меча над всеми другими недоказуемо и является продуктом западной популярной культуры 20-го века.
Часто упоминается что якобы из-за мягкого обуха (сердцевины) и очень твёрдой режущей кромки японские мечи практически неразрушимы и режут с одинаковой эффективностью солидную сталь и органические материалы. На самом деле данное мнение создалось под влиянием аниме и романтической интерпретации японских легенд. С точки зрения физики термообработанная сталь в 45-60 единиц Роквелла не может быть разрезана (а не просто сломана) точно такой же сталью. Железо как материал не сравнимо со сталью, поэтому выражения «рубит металл» и популярные шоу где катаной рубили мягкие жестяные листы толщиной в пол-миллиметра не доказывают ровно ничего. Также полностью отсутствуют исторические источники подтверждающие способность каких бы то ни было мечей «резать как масло» стальные пластины от 1 мм и выше между 30 и 50 единиц Роквелла, поэтому данные мнения рассматриваются как чистый продукт кинематографа, Фэнтези и романтической литературы. Параллельно этому существует ряд европейских и японских историческо-литературных источников сообщающих о погнутых, иззубреных и сломаных мечах. Мягкий обух катаны позволяет ей сравнительно легко гнуться в случае «перенапряжения», ибо таким образом ферритная сердцевина амортизирует внутренние напряжения и очень твёрдая мартенситная кромка катаны останется неповреждённой, что и требовалось от японского меча. Этим и объясняются изгибы и зазубрины на оригиналах японских мечей. Существуют также сообщения о применении меча против солидных металлических вещей с плачевными последствиями для клинка. Вышеуказанные свойства катаны как способность гнуться но не ломаться по сути и являются источником мифа о её «неразрушимости».
Феноменальная острота как исключительное свойство японского меча часто встречается в популярных форматах и издательствах о катане. Это свойство чаще всего объясняется чрезвычайно высокой твёрдостью режущей кромки катаны (согласно Х. Танимура 64-67 HRC японской катаны против 55-60 HRC европейских мечей). Здесь попросту путают остроту и стабильность заточки. Катана может сравнительно долго держать заточку но не является «самозатачивающейся», что вызвано главным образом ошибочным приписыванием катане свойств тиглевого булата с карбидными микро-зазубринами и недавно выявленными микроструктурами. В итоге; способность меча «резать сталь как масло» или «рассекать в воздухе шёлковые платки» исторически недоказуема. Так часто цитируемая «одновременная твёрдость и упругость» не являются комбинацией взаимоисключающих свойств а всего лишь копромиссом в рамках законов физики.
Очень часто искусство владения японской катаной Кэндзюцу (одна из самых древних школ которого Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю), не отличают а порой и смешивают с современными видами спорта как Кэндо или Айкидо, тем самым ошибочно обозначая например Кэндо как «древнее боевое искусство». Это происходит главным образом потому что представления общественности о японских боевых искусствах исходят большей частью из самурайских фильмов, голливудских экранизаций и (что типично для детей и подростков) таких аниме-сериалов как «Наруто» или «Бродяга Кэнсин». Благодаря до сих пор весьма живучим популярным мифам о европейском оружии исходящих из 18 и 19-го веков, очень распространено мнение что японская катана превосходит все другие виды меча по скорости и точности благодаря своему якобы малому весу и малой толщины лезвия. Это утверждение само по себе крайне сомнительно, если принять во внимание что среднестатистическая катана также как и европейский боевой меч (Типов X—XIV по классификации Еварта Окшотта) весила 1100—1200 грамм. Существуют сохранившиеся экземпляры сабли (0,9—1,1кг), рапиры (до 1,4кг), шашки и римско-германской спаты (0,6—1,2кг) которые весят меньше восьмисот грамм. Тем самым катана обладает скорее средним чем малым весом. Толщина японского клинка колеблется в среднем от 6 до 9 мм, и как правило почти не убывает по направлению к острию, что характерно для клинка сабельного типа. Европейские же мечи имеют у гарды в среднем 4-8 мм, которые плавно убывают до 2 мм у острия — тем самым как раз европейские клинки являются более тонкими чем японские. Двуручный хват слабо искривлённого клинка длиной между 70 и 80 см также имеет в других частях света свои аналоги (напр. немецкий Гросс-мессер). Тем самым доказательств того что катана в какой-то мере более быстра или совершенна с логической точки зрения не существует. Аргументы вроде исторического отсутствия полноценных боевых искусств и качественных мечей у других народов вне японо-китайской культуры не берутся во внимание, так как с научной точки зрения не соответствуют археологическим и историческим фактам.
Существуют популярные заблуждения которые идут также в обратную сторону: часто озвучивается мнение что катана исключительно режущее оружие для дуэлей бездоспешных воинов. Это вызвано тем что сегодня подавляющее большинство аутентичных клинков изготовленных заслуженными мастерами Японии предназначаются для коллекций или спорта вроде «Тамэсигири» или «Йай-До». Японские мечи изготовленные до периода Эдо («Ко-То» = «старые мечи») однако очень разнообразны что касается геометрии лезвия, искривления, центра тяжести, веса и пр. при одновременном сохранении концепта нихон-то на протяжении веков. Эти мечи были отлично приспособлены для поражения традиционных японских доспехов и имели как правило для этого требуемую упругость клинка и геометрию режущей кромки. Катана какой её показывают в СМИ (довольно мягкая сердцевина и очень острая твёрдая режущая кромка) появилась только в период Эдо. Таким образом японские мечи являются исторически мультифункциональными и не ограничивались только рубкой бездоспешных противников.
Один из главнейших аргументов превосходства японских клинков считается чистота и особые свойства исходного матерала для ковки японских мечей — «тамахаганэ», продукт японской сыродутной печи «татара». Популярные источники часто приписывают ему принципиальное отсутствие вредных примесей как сера и фосфор, что однако не корректно. Кричное железо очень неоднородный продукт который является смесью углерода, железа, шлака и других элементов — каждый кусок тамахаганэ следственно абсолютно индивидуален. Искусство кузнеца состоит в выборе кусков крицы которые содержат как можно меньше шлака и имеют между 0,8-1,3 % углерода. Согласно металлографическим анализам (см. литературу Ё. Ёсихара), качество руды в Японии было собственно всегда ниже чем в Европе что и вызвало потребность в долгой и тщательной рафинации стали, дабы удалить все вредные примеси. Ценность японской стали тем самым заключалось не в (весьма посредственном) качестве тамахаганэ, а в умении кузнецов изготовить из посредственного сырья продукт хорошего качества. Исходя из этого становится понятным почему японские кузнецы очень охотно применяли европейскую привозную сталь начиная с XVI века. Часто упоминаемая теория о том что в тамахаганэ содержалось много вольфрама, молибдена и ванадия (что в принципе опять неправильный пересказ о роле ванадия в тиглевых сталях и булатах) не подтверждается анализами оригиналов. Помимо того что высоколегированые современные стали не показывают сверх-свойств, тамахаганэ как продукт сыродутной печи просто не может содержать нужный процент легирующих элементов чтобы образовать высоколегированную сталь так как температура плавления например вольфрама или молибдена гораздо выше производимой японской «татарой». Объяснение качества японского меча «высоколегированным тамахаганэ» тем самым научно несостоятельно.


Уход за мечом


Уход за катаной производится в определённой последовательности и прежде всего заключается в чистке, для которой применяются различные принадлежности.
Зазубрины устраняются при помощи полировочных камней.
При помощи специальной бумаги, не содержащей кислоты (рисовой бумаги — нугуйгами) поверхность очищается от грязи и старого масла (для смазки меча используют масло камелии и гвоздики). Бумагу перед применением необходимо помять как следует, чтобы избавиться от крупных частиц, которые могут оставить микроскопические царапины на мече (качество бумаги может различаться). При отсутствии рисовой бумаги допускается использование не содержащей хлора целлюлозной туалетной бумаги или непарфюмированных одноразовых бумажных салфеток, не содержащих активных веществ, таких как алоэ, например.
Запачканный меч можно очистить с помощью извести. Она имеет чистящие и полирующие свойства и при этом не царапает поверхность. Используя лист рисовой бумаги и меловой порошок, можно оттереть остатки масла и загрязнения.
После чистки меч заново покрывается маслом. Для этого используют новый лист целлюлозы или рисовой бумаги. Эфирное гвоздичное масло, продающееся в аптеках Европы, может нанести вред мечу и потому непригодно для этой цели. Масло следует наносить в очень небольших количествах — так, чтобы образовалась тончайшая пленка. Эта масляная пленка защищает меч от ржавчины и влажности, содержащейся в воздухе. Для покрытия всей поверхности вполне хватает 1—2 капель. Излишки масла не должны оставаться на мече, так как к ним пристают частицы дерева и пыль из ножен, и при движении клинка в ножнах на нем образуются царапины. Эту процедуру следует повторять, в зависимости от влажности воздуха, не реже чем один раз в три месяца.
Любой меч можно разобрать на составные части: лезвие фиксируется в рукояти при помощи клинышка из бамбука, рога или дерева, реже из металла. Этот клинышек можно при необходимости вынуть — для этого имеется небольшой инструмент из латуни, похожий на молоток (мэкугинуки). Не следует самостоятельно производить какие-либо операции над хвостовиками старинных мечей (удалять ржавчину, полировать или покрывать маслом) — этим должен заниматься специалист, поскольку состояние хвостовика, особенно если на нем есть надписи, имеет значение при оценке возраста, подлинности и стоимости меча.

URL записи

@темы: Мысли.